→ Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

Обучение у Кенджи Шимизу в Японии

Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

 

  Преподавать айкидо было сложно, я не видел конечной цели и плохо понимал методику преподавания. Тогда я решил,  что преподавать айкидо в том же духе больше не могу и должен начать свое обучение с ноля, изучить все от «А» до «Я». В то время у меня еще не было семьи, я жил один. Самым быстрым путем освоения айкидо для меня было возвращение в Японию. Так получилось, что незадолго до этого я познакомился с мастером айкидо Кенджи Шимизу. Он использовал наше додзе для проведения мероприятия. У нас состоялась беседа:

– Есть ли у Вас учидеши? – Спросил я.

– Нет.

– Берете ли Вы учеников?

– Беру. – Ответил он.

– Могу ли я приехать к Вам в Японию и стать Вашим учидеши?

– Ты можешь попробовать.

  В возрасте 33 лет я вернулся в Японию и  на протяжении двух лет был учидеши у Кенджи Шимизу и получил от него 2 Дан  Тендо Рю айкидо. К сожалению, за это время, мне не удалось изучить ни основных техник,  ни основных движений, ничего подобного. Все что я видел – это техники, которые выполнялись в форме, напоминающей джиу ваза в Йошинкан айкидо. Почему? Я не знаю. Из них я уже мало что помню. Когда же я только начал заниматься Йошинкан айкидо, я понял, что это то, что я искал. Ибо здесь присутствовали основы, и я начал понимать, как я должен работать своим телом.

Шимизу сенсей также достаточно долго занимался дзюдо. Однако мне не удалось понять его человеческий характер. На тренировках он порой проявлял жестокость по отношению к своим ученикам. Когда его айкидо стало немного сильнее, на занятиях все чаще отрабатывали нэ-ваза. Показывая прием, в конце он выполнял удушение. И когда партнер хлопал, было видно, как сенсею это доставляет удовольствие.

  Примечание. Нэ-ваза (борьба лежа) – подраздел дзюдо и джиу-джитсу, где целью поединка была досрочная победа над противником, за счет применения болевого приема на руки или на ноги, или удушающего приема, после перевода противника на землю, либо атакуя его из положения лежа или сидя на земле, в отличии от Кодокан дзюдо или олимпийского, броски здесь не играют такой значимой роли.

  Однажды он попытался и на мне выполнить удушающий прием. Я вовремя поднял плечи и прижал подбородок к груди, так что к шее и горлу не было доступа. Ему не удалось меня задушить. С того времени он никогда больше не работал со мной в партере. Потихоньку наши отношения стали меняться.

Переход в Йошинкан айкидо

  Мой друг Мацуба (с которым мы планировали открытие школы в Мюнхене) преподавал дзюдо в Берлине в частной школе. Для дальнейшей работы главным тренером ему нужен был диплом на 5 Дан Кодокан дзюдо. Это был 1983 г. В это время я пребывал в Японии в качестве учидеши у Кенджи Шимизу. Мацуба прислал мне письмо. Я сразу же отправился к моему бывшему учителю по дзюдо в полиции Имагава Такаши и обратился к нему с просьбой о ходатайстве относительно моего друга. Он ответил, что поможет без проблем. А потом у нас состоялся разговор:

Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

– А что ты делаешь в Японии, ты же должен быть в Германии?

– Да. По-хорошему, да. Я решил преподавать айкидо Германии. Но это оказалось нелегко. Порой мне казалось, что я сойду с ума. Я был холост, и мне ничего не мешало вернуться в Японию для обучения. Сейчас я в учидеши у Кенджи Шимизу.

– Ясно. А тебе известно, что в полиции Токио есть Йошинкан айкидо?

– Да, я знаю.

– И тебе не хочется изучать Йошинкан айкидо?

– Наоборот, очень хочется. Но у меня нет связей.

– Сейчас я сделаю один звонок.

  Он набрал Коичи Иноуэ, с кем они были лучшими друзьями: «Мой бывший ученик сейчас живет в Токио. Он в Японии уже пару лет изучает айкидо. Я сейчас отправлю его к тебе».

  Я поехал в Хомбу полиции. Сенсей Иноуэ вел занятия в зале на 7 этаже. Я поднялся, зашел, сел в сейза. Тренировка закончилась. Иноуэ сенсей пригласил меня в столовую. Там мы познакомились ближе.

  Иноуэ сенсей перезвонил Канчо сенсеею. Канчо Шиода дал добро на встречу. Это была примерно середина февраля или начало двадцатых чисел.

  В первых числах марта мы должны были встретиться с Канчо Годзо Шиодой. Однако за 3 дня до встречи умерла моя мать. Я поехал на родину, по прибытии домой  позвонил в Хомбу Додзе Йошинкан. Трубку поднял Такено сенсей. Я объяснил ситуацию. Встречу перенесли на неделю вперед.

  В середине марта я посетил Канчо Шиоду в новом Шинджику Додзе. Ожидалось, что собеседование займет не более 15 минут, а потом я немного посмотрю на тренировку и поеду домой. В 18:00, войдя в кабинет Канчо, я поклонился и представился: «Меня завут Нагано Хиромичи. Я прибыл по рекомендации Коичи Иноуэ». На что Шиода ответил: «Да, я это знаю». Он предложил мне сесть. Я расположился лицом к нему немного справа. Мы начали общаться. Потом появилось пиво, ужин. Я рассчитывал всего лишь на 15 минут, в течение которых я буду проситься в ученики. Но мы проговорили с 18:00 до 21:00, три часа. Под конец общения Годзо Шиода сказал: «Нагано-сан! С завтрашнего дня Вы приняты в учидеши!» На что я ответил, кланяясь: «Хай!»

  По пути домой в метро я переживал: «С завтрашнего дня? Но я не готов. Справлюсь ли я с этими тяжелыми тренировками?» Я начал бороться с собой. Естественно, я был счастлив. Но с другой стороны я испытывал некоторый страх. Во мне шла борьба.

Тем не менее, я решился и со следующего дня приступил к тренировкам.

  На первом занятии я стоял в камае перед зеркалом целый час. Такено сенсей подходил, указывал мне на ошибки и говорил: «Это не то… Тут сильно зажато… Тут сильно жестко…» Потом он меня поправлял и уходил. Я стоял в камае час. Эта тренировка – мое первое воспоминание. Был март месяц, за окном еще холодно, а с меня льется пот.

Разговор с Шимизу сенсеем о переходе в Йошинкан айкидо

  В феврале Шимизу сенсей отправился в Германию для проведения семинаров. Он должен был отсутствовать в течение одного месяца. Мне же сказал временно не посещать тренировки и сделать небольшой перерыв, а когда вернется, то наберет меня по телефону. Прошел февраль, потом март. Шимизу сенсей позвонил аж в июне. Я не звонил, так как мне было дано указание – ждать. Но делать перерыв в занятиях я не мог, так как целью моего пребывания в Японии было изучение айкидо. Так случилось, что в марте у меня состоялась встреча с Годзо Шиодой. Я был очень благодарен, что получил предложение начать заниматься Йошинкан айкидо, и с середины марта преступил к тренировкам.

  По телефону Шимизу сенсей сказал, что я могу возвращаться на занятия. Я подумал, что наконец-то появилась возможность сообщить об изменениях в моей жизни. Мы договорились о встрече.

  Утром я приехал к нему на тренировку, перезвонив перед этим в Хомбу Додзе Йошинкан, извинившись и предупредив, что буду сегодня на пару часов позже, так как  очень нуждаюсь во встрече со своим бывшим наставником по айкидо. Прибыв в зал к Кенжи Шимицу, я сел, выполнил поклон «шомен ни рей». Когда появился Канчо, я поклонился еще раз и обратился к нему: «Мастер Шимизу! Хочу поблагодарить Вас за то, что Вы приняли меня в свои учидеши. Сейчас я уже занимаюсь Йошинкан айкидо, так как получил такое предложение от Годзо Шиоды. Причина моего пребывания в Японии – изучение айкидо. Поэтому перерыв в тренировках на два месяца позволить себе не могу. Без Вашего разрешения я преступил к занятиям. Я давно был готов сообщить Вам об этом, но не было такой подходящей возможности, как сегодня. Спасибо Вам большое за все!» Он поменялся в лице и начал ходить беспокойно по Додзе туда-сюда. Это поведение было мне знакомо. Еще я сообщил ему, что женился, на что он сказал: «Я должен, наверное, вам сделать какой-нибудь подарок». Я ответил: «Нет, спасибо! Я научился у Вас многим вещам… Спасибо Вам за эту встречу и возможность поговорить! Желаю Вам успехов в дальнейшей жизни! Еще раз тысячу раз спасибо!»  Поклонился и ушел.

Я обрел душевный покой и мог дальше тренироваться, не беспокоясь ни о чем.

Тренировки в Йошинкан Хомбу Додзе

  В обучении было трудно. Мне было сложно сидеть в сейза, для ног это было непривычно. Будучи учидеши у Кенджи Шимизу, мы никогда не сидели в сейдза подолгу. В виду того, что он сам не сидел в сейдза (из-за поврежденного колена), нам позволялось сидеть, скрестив ноги. Даже во время экзаменов.

  Начав тренироваться в Йошинкан, мои руки стали, как у моряка Папайя. Каждый день на протяжении 3 месяцев мы отрабатывали атаку рукой «шомен учи», ударяя друг друга по предплечью. Тысячу раз на правую сторону, тысячу раз – на левую. От локтя до кисти руки были опухшими. Если пальцем нажать на мышцу, он легко проваливался на 2 см. Но через три месяца такой работы руки снова стали нормальными и сильными.

  Примерно три месяца работы в «сувари ваза» (тренировка на коленях). Сначала сходил первый слой кожи. Она не кровоточила. Потом сходил второй слой. Кожа начинала понемногу кровоточить. Третий слой – штаны на коленях покрываются большими пятнами крови. На тренировке все отрабатывается в сувари ваза, вставать запрещено. Татами полностью измазано кровью. Хорошо, что оно было покрыто искусственным материалом. Щеткой после занятия все быстро отмывалось. Штаны, сколько их было протерто и пришло в негодность? Семь или восемь. Раны на коленях постепенно уменьшались в размерах и в последние недели были очень малы. Когда этим местом соприкасался с полом, возникало ощущение, что в кожу вогнали шип, трудно было сдержать крик. После трех месяцев работы на коленях кожа обновилась и стала подобна коже слона и впредь не повреждалась.

  Через десять месяцев закончилось мое обучение как учидеши, и меня направили в новое Додзе в Шинджику, которое называлось «Камиочиай». Там я должен был преподавать. Это было очень хорошее, большое Додзе. Сейчас в этом месте преподает Такашима Сабуро.